Алексей Сканави. Сильный духом


Известный пианист, ведущий программы «Классика» на радиостанции «Серебряный дождь» 

рассказывает о своем увлечении восточными единоборствами




Алексей, с чего началось ваше увлечение китайскими боевыми искусствами?


Всё началось с китайских сказок, мистики - я читал «Рассказы Ляо Чжая» в переводе академика Алексеева. Меня, вообще, привлекала китайская культура и всё, что с ней связано. Я даже выучил китайский язык. Много раз посещал эту замечательную страну.  Кроме того, у меня были проблемы со здоровьем, с ногами. Лет в 14 врачи сказали мне: «С таким снимком как у Вас – не ходят. Вам надо лежать». Больше я к ним никогда не приходил -  мне не нравилась перспектива лежать, ведь я хотел быть на сцене! Я решил не сдаваться, а действовать - восстанавливаться, заниматься. Понял, что хочу быть сильнее своих сверстников. Именно поэтому стал увлекаться восточными единоборствами. 


Что стало отправной точкой?


Мне в руки попала книга – некое руководство по рукопашному бою. Я эту книжку буквально выучил наизусть - видимо, так я ее ждал. После этого начал погружаться в тему, находить учителей. На данный момент я занимаюсь духовными практиками вот уже 30 лет. Я даже вел группу для студентов Консерватории – вместо физкультуры. 


За эти 30 лет что-то изменилось в вашем сознании? 


Отсеклось много лишнего, сложилась определенная жизненная позиция. Например, по отношению ко мне бесполезно проявлять агрессию - я человек неконфликтный, со мной практически невозможно поссориться.


Кроме того,  ко мне пришло какое-то спокойствие, видение ситуации сверху. Многие обращаются к духовным практикам, к сожалению, для того чтобы объяснить себе, почему их не устраивает  физический уровень жизни. Например, если у человека нет денег, он говорит: у меня нет денег, потому что я духовный, я вне материального мира. А я считаю, что все проблемы у человека в голове. 


Еще изменилось отношение к так называемой духовности. Я видел разных людей, в том числе тех, кто на этом зарабатывает.  Такие люди демонстрируют всем свою духовную мощь - на самом же деле там нет никакой мощи, просто есть хорошая актерская харизма. В то же время, я знаю по-настоящему сильных людей – они никогда этим не кичатся, не строят из себя гуру, не делают из себя никакого культа.  


Вообще, каждый, кто изрекает какие-то истины, уже является ущербным по своей сути. Истина у каждого своя, не надо её навязывать. У каждого свой путь. Если вы следуете чужим истинам, вы идете по чужому пути. 


Занятия духовными практиками влияют на ваше творчество?


В физическом плане это полезно, потому что благодаря занятиям китайским ушу, я научился преодолевать технические трудности в игре на рояле. Умение добиваться результата, находить удобное, правильное  движение, достигать оптимального звука – это всё идет для меня от китайской практики. Кроме того, на основе китайского цигуна я сам разработал гимнастику для улучшения техники игры пианистов. Плюс ко всему, духовные практики помогают и в ансамблевой игре – развивают умение чувствовать партнера. 


Как вы относитесь к идее жить здесь и сейчас?


Я положительно отношусь к этой мысли и стараюсь этому следовать. Не всегда получается, но, по крайней мере, я к этому стремлюсь. Мне комфортно в том состоянии, в котором я сейчас живу. В целом, я доволен своей жизнью. Во всяком случае, я понимаю: всё, что со мной происходит, даже если это что-то плохое, зависит только от меня. Всю ответственность я беру на себя.  


Каковы ваши основные жизненные принципы?


У меня нет ни жизненных принципов, ни жизненных планов. Я просто делаю то, что я делаю. Кстати, насчет планов. Был такой композитор - Сергей Иванович Танеев. Он составил себе жизненные планы: от 20 до 40 лет и от 40 лет до 60. Выполнил их все и на 61-ом году умер. Человек титанического здоровья, Танеев умер от простуды. Он просто выполнил свой план - больше делать было нечего. 


С точки зрения здорового образа жизни я придерживаюсь мнения Черчилля. Когда ему уже было далеко за 80, его спросили: в чем секрет его долголетия? Куря сигару, он ответил: «Никогда не стоять, когда можно сидеть; никогда не сидеть, когда можно лежать; и никаких ограничений в еде и напитках» (смеется).



Ольга Абакумова


Материал опубликован на портале Risomusoreh, 25.01.2013