Автор - Екатерина Пермякова

Фото -  пресс-служба Театра Наций



Дыхание нового человека – чудо жизни или ее угроза?


Посетив постановку «Дыхание», прошедшую 9 января на малой сцене «Театра Наций», я приступила к написанию рецензии уже в гардеробе, еще не успев забрать вещи - настолько сильно происходящее в зале отозвалось во мне и настолько быстро запустило процесс осмысления и написания статьи.


На сцене развернулась история семейной пары, которая живет и не живет одновременно. Многим знакомо этакое современное «быть или не быть», представленное здесь как «родить или не родить». С одной стороны, в каждом из нас есть природные инстинкты, предназначение, какая-то неосознаваемая программа продолжения рода, которая веками ведет человечество и является основой его жизни. А с другой – есть осознание, пробуждение, попытка понять, к чему же мы идем, для чего все-таки воспроизводим потомство, что же с ним будет дальше? И мы постоянно решаем вопрос – что первичнее: животная программа или наше осознание и разумное планирование? В современном мире эта попытка найти высший смысл и спрогнозировать наше будущее приняла еще и экологическую преграду, которая наравне с остальными сомнениями не дает двигаться по стандартному плану. И да, конечно, можно сказать, что герои закрываются какими-то нелепыми экологическими проблемами, чтоб не дать жизнь новому человеку. Но лично я увидела то, что современное поколение уже понимает: это для них новый человек – родной и любимый малыш, а для всей планеты он очередной потребитель, загрязнитель и «выдыхатель» углекислого газа.  


Наше поколение 30-летних уже не может подобно родителям рожать и жить «как заведено», по плану «садик, школа, университет, свадьба, дети, работа, пенсия», не задумываясь о том, ради чего все это. Мы столкнулись с тем, что все не так однозначно. Даже обычный и привычный каждодневный пакет с мусором не просто исчезает где-то там, а наша любимая машина не просто безвредно ездит по улице и развозит нас по делам. 



Современный мир дал нам много благ, но вместе с тем взвалил на нас новую ответственность. Открыл перед нами новые вопросы. Можем ли мы, не решив эти вопросы, рожать нового человека? Еще одну потерянную душу, как называет ее главная героиня. А может быть, это будет та душа, которая решит экологические проблемы, созданные нами?  Те проблемы, которые мы создавать не хотели, но теперь невольно стали ответственными за них. Ведь, черт возьми, не мы же производим тонны пластика и горы подгузников! Но, с другой стороны, мы их потребляем, а потом засоряем все вокруг. И вот мы стоим между осознанием всего этого и непониманием, что же теперь делать. И возникает конфликт между древней, живущей в нас программой, которая ведет нас к созданию семьи, рождению детей, и между пониманием, что эта программа одной маленькой пары неуместна в вопросах разрушения всей планеты. Мы не можем больше жить в индивидуальном масштабе, мы уже вроде как включены в мировой. 


С другой стороны, мы видим парадокс такой жизни: осознав огромные, глобальные проблемы, мы не можем осознанно включиться в свое каждодневное текущее существование. Мы не можем жить в настоящем, отдаваясь внутреннему отклику. Это как раз второе веяние времени, на которое вполне себе конкретно указывает режиссер – неумение жить, любить, дышать в настоящем. Постоянные разговоры, разговоры, разговоры, планы, страхи, сомнения, опять разговоры. Разговоры и бытовые действия для обслуживания своих тел. В спектакле четко представлены шаблонность, механистичность, искусственность существования героев. Ритмика, декорации, режиссерские приемы демонстрируют автопилот героев, их сонное существование, набор рутинных действий. Сонных действий, из которых герои пытаются пробудиться, изучая проблемы, пытаясь писать диссертации, облегчая жизнь планеты, при этом думая о том, имеют ли они право дать ей еще одного «загрязнителя». 


А вообще, все мы красиво можем рассуждать о том, что новая жизнь – это чудо и самое великое творение, на которое способен человек. Но то, к чему человек привел жизнь той планеты, которая является его домом, заставляет задуматься: а является ли наше рождение таким уж чудом? Является ли наш вид таким уж продолжением Бога? Где и когда мы теряем свое волшебство, становясь просто потребителями? Бесконечными посетителями магазинов, борцами за место на парковке, покупателями бесчисленных вещей. А с другой стороны, пусть даже мы сортируем мусор, носим только хлопок и передвигаемся на велосипеде, мы, как и герои пьесы, продолжаем жить за стеной друг от друга. Каждый в своем ритме, в своем монологе, в своей раковине, а точнее в ванной. И зачем все это спасение планеты, когда ты не можешь спасти самого близкого человека? Это, кстати, еще одно веяние современной эпохи – нездоровая потребность сделать что-то великое, спасти мир и экологию, при этом игнорируя тех близких, кому ты действительно можешь помочь здесь и сейчас.


Этот спектакль о нас с вами, эти жизни проносятся прямо сейчас, эти диалоги звучат в одинаковых икеевских интерьерах. Я пробовала закрывать глаза во время спектакля и, слушая разговоры героев, переносилась в эти автомобили, квартиры, очереди, где день за днем происходят подобные дискуссии. А после спектакля, в очереди в гардероб, услышала небольшой спор стоявшей рядом пары, вышедшей со мной из зала. Девушка закончила его саркастической шуткой в свой адрес: «По-моему, сейчас тут происходит продолжение спектакля». Она не представляла, как точно попала в самое нутро моего еще свежего, живого впечатления. 


На самом деле, еще много хочется говорить, размышлять, спорить, сомневаться. Но лучше я прямо сейчас займусь проживанием своего личного жизненного опыта, потому что именно про это мне напомнил Марат Гацалов своей работой. А вы обязательно посетите это мастерское и провокационное воплощение отличной идеи в жизнь. 



Екатерина Пермякова


Январь 2017 г.