«Знаю, что никогда не смогу увлечь себя внуками, огородом… 

Писать и публиковаться – вот смысл моей жизни»



Татьяна Устинова родилась 21 апреля 1968 года в Москве, в семье авиационных инженеров. В детском саду ее дразнили Геркулесиной, в школе она была самой высокой и большой, а в физико-техническом институте, куда поступила по желанию своей бабушки, и вовсе училась хуже всех. Но все это время она не переставала писать истории, благодаря которым стала известным автором детективных романов.




Татьяна, вы родились в поселке Кратово Раменского района Московской области, в доме, который по праву можно назвать родовым гнездом… 


Да, этот дом повидал уже четыре поколения – там жила моя бабушка, мои родители, я с мужем, там же родился наш сын Михаил. Строить дом начали в 1946 году, на кирпичи тогда денег не хватало, поэтому сделали его из шлака, а кирпичными получились только пристройки – эдакий модернизм в послевоенное время. Надо сказать, что и строительных материалов тогда не было, поэтому когда семья ехала куда-то на машине, а мимо проезжал грохочущий досками грузовик, моя тетя Лиля всё мечтала: как хорошо, если бы с этой машины упали доски, а мы бы их подобрали! Со временем к дому пристроили дополнительные помещения, террасы, он получился весь такой нелепый, совершенно не похожий ни на какие особняки в греко-римском стиле – ничего подобного. Это простой тёплый дом, который рос по мере того, как росла наша семья. 


Сейчас родственники стараются жить отдельно, чтобы друг другу не мешать. Как удалось ужиться всем вам?


У моей бабушки было два сына и дочь, то есть мои папа, дядя и тетя, каждый уже со своими семьями. И все, кроме тети, жили вместе, все были объединены этим домом. Даже несмотря на то, что мы очень разные люди. Я, например, темпераментный человек, мой папа тоже. Мама совершенно легкомысленная и бесхозяйственная. Бабушка - человек исключительно житейской практичности, с очень непростым характером, бесконечно учила уму-разуму и нас с сестрой, и маму. Мы такие разные, поэтому иногда ругались, конечно, но ухитрялись до войны не доводить, до серьезных конфликтов не скатываться. Да, ссорились, но не переходя определенных границ, не оскорбляя друг друга до такой степени, чтобы дальнейшее сосуществование было невозможным.   


Как думаете, стоит ли возвращаться к прошлому опыту, когда все члены семьи жили вместе? 


Хорошо бы вернуться к тому опыту! Я очень сочувствую девочкам, которые приезжают из глубинки в крупные города, в ту же Москву, где я родилась и выросла. Для меня это неразрешимая загадка: как она приезжает в незнакомый город и остается абсолютно одна? Ведь в жизни любой девушки наступают моменты, когда ей необходима поддержка женской стороны семьи. В одиночку всегда сложнее, поэтому, разумеется, надо объединяться. 


А что всегда объединяло вашу семью? 


Совместные воскресные обеды, бабушкины пироги, традиция никуда не уезжать из дома на Новый год и встречать его вместе. Другие праздники стараемся отмечать так же – накрываем столы, смотрим патриотические фильмы... А раньше, помню, летом все обязательно работали в саду – надо было окапывать яблони, подвязывать малину. Мы с мужем были молодые, страшно изнемогали, нам хотелось куда-нибудь смыться от этих яблонь, от этой малины. Но, знаете, так никуда и не убегали!



Сколько лет вы прожили в этом доме?


Тридцать восемь лет! Но, к сожалению, по нашей крохотной поселковой улочке пролегла смычка города и деревни. Сосны и сирень вырубили, дома снесли, а напротив нашего участка возвышается теперь квартал многоэтажек. Стройка не прекращается до сих пор. В том доме остались мои родители, а я с мужем и детьми переехала в городскую квартиру, которая тоже находится в Кратово. Нам очень трудно здесь жить, потому что мы совершенно не квартирные люди. Ведь дом – это пространство, которое ограничено забором, сиренью у калитки, а квартира – пространство, ограниченное стенами. Людям, которые родились и выросли за городом, очень трудно приспособиться к тому, что нельзя выйти на крыльцо и посмотреть, как падает снег, нельзя выпустить во двор собаку, покачаться в гамаке или побыть с чашкой чая на лавочке. Ко мне даже в гости никто из родственников не приезжает, потому что сидеть в квартире им неинтересно… Тридцать восемь лет, проведенных в кратовском доме, - это даже не опыт, это жизнь моя. И другой я себе никак не представляю.


Татьяна, вы только что закончили работу над новой книгой. Когда она выйдет? 


Да, действительно, я дописала ее две недели назад. Но рассказывать, о чем эта книга, не стану – пусть для читателей это будет сюрпризом! Тем более, выйдет книга уже в феврале. Работала над ней я довольно долго, целых полгода. На самом деле, это нормальный срок для написания полноценной книжки. Быстрее не получается. По крайней мере, у меня не получается, мне надо очень долго думать. Я вообще такой тугодум! Но чем дольше размышляю над героями, над их положением во времени и пространстве, над их пребыванием где-то, тем лучше они у меня получаются. 


В одном из интервью вы говорите, что с вами не происходило никаких историй: в школе были самой высокой и большой, в институте учились хуже всех, а вот с писательством так все удачно сложилось. Как думаете, почему? С предназначением иначе и быть не может?


Вы знаете, у меня мало друзей, и один из этих немногих – Игорь Хатьков, доктор медицинских наук, директор клинического научно-практического центра. Он лечащий врач, оперирующий хирург, совершенно гениальный онколог. Одним словом, великий русский врач! Так вот, он ни на что, кроме этого своего дела, не годен. Его невозможно приспособить к большому бизнесу или переделать в менеджера. Он родился врачом. Его предназначение – лечить людей. А мое предназначение – рассказывать истории. Вот я их и рассказываю. Знаю, что никогда не смогу увлечь себя внуками, огородом… Писать и публиковаться – вот смысл моей жизни.  


Вы однажды заметили: «Написав роман, можно заложить в себя жизненную программу. Всё, что написано – сбывается». Это действительно так?


Да, конечно. В этом главное счастье и главная опасность писательства. Причем не важно, пишешь ты рассказ, который положишь в верхний ящик стола и больше о нем никогда не вспомнишь, или ты пишешь «Братьев Карамазовых». В этих странных палках, крючках, овалах, в этих непонятных символах, которые буквы собой представляют, в этих шифровках заключена невероятная сила, страшное оружие. Вначале было слово – это каждый пишущий человек знает. 


     



Столько книг вы уже создали, и все они в какой-то степени поучительные. А вас саму придуманные герои чему-то учат? 


Конечно! У некоторых героев учусь последовательности, умению добиваться своего. Еще учусь слушать, поскольку во время беседы я обычно не очень внимательна, перебиваю, думаю о другом. А вот у старухи Розалии Карловны (книга "Ждите неожиданного" - прим.) я научилась способности с юмором реагировать на любые неприятности. 


Мне известно, что вы очень любите Москву. Как вы относитесь к тому, что город меняется, к нему присоединяют новые территории?


В Москве я родилась и выросла. В детстве мы с сестрой ездили к бабушке, которая жила на Тверской (ей сейчас, кстати, 95 лет!). С ее балкона мы смотрели репетиции парадов, и это было так здорово! В этой же квартире жила наша прабабушка – баба Оля, седая, грузная и грозная старуха, которая мало говорила и которую совершенно не интересовали ее правнуки. Прабабушка приехала из Тулы, поэтому мы не коренные жители столицы. Но все-таки для нас, родившихся и выросших здесь, Москва – это бараки на Соколе, где другая прабабушка жила, Кутузовский проспект, Арбат, Динамо, Пятая улица Ямского Поля, где мы с сестрой начинали работать. Поэтому мне очень трудно воспринимать эти новые, современные, перенаселенные районы. Я понимаю, что людям надо где-то жить, что это город-гигант, что сюда каждый день прибывают потенциальные москвичи, которым не сидится почему-то в их прекрасных, чудных и уютных городах, им почему-то надо сюда обязательно прибыть и жить в каком-то улье, с этой немыслимой нагрузкой – мне так жалко этих людей! Новые районы – это все-таки пригороды, их так надо воспринимать, я считаю. А Москву своей юности я помню другой – с бульварами и липами.


Что вы могли бы сказать сейчас, с высоты своего успеха, себе тогдашней - юной, начинающей?


Будь внимательнее к близким и не трать время на всякую ерунду, его и так мало. 




Беседовала Ольга Абакумова


Интервью опубликовано в газете «Вечерняя Москва», ноябрь 2016


Фотографии представлены на официальном сайте Татьяны Устиновой